StarsNews




05:05, 16 марта 2011
Александр Иванов 'Это был я' - рецензия

К Александру Иванову больше всего подходит эпитет «салонный». Все его песни эмоционально окрашены, местами надрывны, но при этом он был и остается певцом вальяжности и респектабельности. «Бледный бармен» стал его крестом и потолком. Группы «Рондо» давно нет, однако весь этот обслуживающий персонал продолжает кочевать из альбома в альбом, не шибко меняясь даже внешне. «В баре бармен своим в долг наливает ром», - пел Иванов с десяток лет назад. Сейчас он продолжает выражать респекты «барменам-друзьям» и «официанткам-подругам» и увлекательно описывать процесс прохождения «через тернии кофе к звездам французских коньячных паров».

В альбоме «Это был я» драматическая подоплека – насильственное расставание музыканта c собственной семьей. Однако и эта история описана как бы из окна ресторана. Страдалец ждет объект своей страсти, видит сквозь залитое дождем окно свою возлюбленную в каждой прохожей, но все же не забывает подмечать деталей, вроде плывущих «кораблей-трамваев» да двух судачащих за чашкой кофе подруг. Все это выглядит уютно, органично и не вызывает лишних вопросов. В конце концов, после Блока и Есенина, умевших и любивших романтизировать кабаки, ниша осталась свободной. И почему бы ее не занять Александру Иванову?

Внушительный авторский коллектив, поучаствовавший в написании песен альбома, сработал на редкость добросовестно и слаженно. Это касается и Вячеслава Добрынина («Пропадаю»), и давнего соавтора Иванова Александра Дзюбина («Сердце», «Бриллианты», «Разведенные мосты»), и Михаила Шелега, сумевшего повторить в «Дожде» успех своей же «Московской осени». Нос мэтрам утер молодой автор Ромарио, которому, как никому другому, удалось прочувствовать всю глубину личной драмы Александра Иванова. В песне «Это был я» Ромарио поднимает лирического героя до высот распятого Иисуса Христа, а в «Бывшей» разражается почти гениальной сентенцией «Где-то гуляет бывшая… Может быть, с будущим?»

Александру Дзюбину тоже единожды удалось выйти за грань ресторанной лирики альбома. Его «Всадник» представляет собой своеобразную перекличку с песнями предыдущего ивановского диска «Пассажир». Но если раньше героя после гастрольных поездок неизменно ждала дома любимая, то теперь он отправляется неизвестно куда и зачем – да еще к тому же и с уродливыми попутчиками, вроде загадочного монстра Мономаха и призрачной леди-мучительницы. «Всадник» - это настоящее преддверие ада, который для многих начинается уже на Земле.

Проблески света видны в дуэте с латвийским певцом Иво Фоминсом «Навстречу свету» и балладе с оркестром «С Рождеством Христовым». Впрочем, утешение кажется казенным и протокольным. Намного больше веришь надежно закованному в хардовые латы каверу на «Я хочу быть с тобой» «Наутилуса Помпилиуса». Здесь Александру Иванову не только удалось соединить бережность подачи со страстностью исполнения, но и вместить в песню надежду, которой так не хватает прочим трекам пластинки.

KM.Ru, Денис СТУПНИКОВ


Поделитесь новостью с друзьями:




Rambler's Top100 Rambler's Top100