StarsNews




04:42, 17 декабря 2010
Павел Кашин 'Ассоль немного подождет' - рецензия

Наши рок-музыканты склоняли имя Ассоль на все лады. Чиж, назвав песню в честь героини Александра Грина, на самом деле пел о внутренних запутках и переживаниях своего Альтер эго. Гарик Сукачев сделал Ассоль престарелой малоприятной мещанкой. «Монгол Шуудан» однажды удивил всех, выдав такое пессимистичное четверостишие: «Пропадет все пропадом внезапно – в небе ветер, в океане соль, моряка уволят, а назавтра черный парус нам сошьет Ассоль».

Трепетный Павел Кашин , как ни странно, зашел гораздо дальше своих собратьев по перу. В центральной песне своего нового альбома он вообще осмелился констатировать смерть Ассоль. Что заставило его пойти на столь радикальный шаг? Как-то раз, набирая текст на компьютере, Кашин с удивлением заметил, что программа Word не знает имени Ассоль. Это привело впечатлительного певца к глобальным обобщениям о смерти романтики в современном мире. Ничего страшного - ведь и слово «стриптизерша» Word порою предлагает исправить на комичное «стриптиз ерша». Так что все в этом мире уравновешено.

Как бы то ни было, упадническая концепция заката высоких отношений легла в основу свежей кашинской пластинки «Ассоль немного подождет». Ранние работы Кашина пронизаны светлой грустью и хрупкой надеждой. Ничего этого в новом альбоме нет. Первая же песня («Пурпурный ветер»), содержащая унылые напевы под вялый прифанкованный ритм, наконец-то объяснила нам, зачем Кашину потребовалось перепевать в трибьюте Аллы Пугачевой странноватое произведение «Мал-помалу».

В «Моя ангел» (это не опечатка) автор ставит смелый грамматический эксперимент. Вообще, христианство считает ангельские силы бесплотными духами, однако в иконографии их все-таки чаще изображают в облике прекрасных юношей. Превращать их в девушек как-то не принято, а вот Павел Кашин – отважился. Правда, непонятно, зачем это сделано, потому что его ангелица (такого слова Word, кстати, тоже не знает!) поначалу саморазрушается, а потом умирает. Так же как и Ассоль…

Нехитрый вывод «а потом они все умерли» заставляет Павла Кашина искать новые вокальные интонации. В итоге многие песни диска про Ассоль исполнены с хриплым надрывом смертельно уставшего от жизни зэка, решившего на несколько минут прикинуться меланхоличным романтиком. Пейзаж столь же уныл: осенне-зимняя Москва, изнуряющие дантовские круги и коматозная выжженная пустыня доктора Тырсы из фильма «Я остаюсь». Недолгий просвет наступает разве что в клавишной балладе «Сердце в истощении», название которой тоже говорит само за себя. Об истощении (но уже алкогольном) говорится и в грамматически корявой «До свиданья»:

До свиданья, наливанья
поздравленья, оскорбленья
Умиранья, зареканья
истощенья, излеченья.

Борис Гребенщиков как-то сказал, что, если творца постигает упадок сил, нужно обязательно взять паузу и как следует отдохнуть. Хочется пожелать Павлу Кашину того же самого.

KM.Ru, Денис СТУПНИКОВ


Поделитесь новостью с друзьями:




Rambler's Top100 Rambler's Top100