StarsNews




05:19, 15 ноября 2010
Мегаполис 'Супертанго' - рецензия

Обитатели столичного «Мегаполиса» - знатные учителя танцев. В их послужном списке уже разместились и «40 ночей вальса», и «Новое московское сиртаки», и «Цыганочка». Теперь вот отцы московской новой волны взялись за танго. Казалось бы, после Александра Ф. Скляра ловить в этом направлении абсолютно нечего.

Однако «Мегаполис» явно пребывает в иных смысловых координатах, близких, например, знаменитому прозаику Серебряного века Борису Зайцеву: «Сумрак! Сладко утомление. Танго, танго! И ничего не надо. Ни страстей, ни действий и ни силы любви, ни долга и восторга творчества, бессмертия, свободы – сладкий плен полуразврата-полукрасоты.» (из рассказа «Улица Святого Николая»).

Да-да, в случае с «Мегаполисом» выходит, что «Супертанго» - это всего лишь одна из застывших фигур эротичного танца – фактурная, страстная, но статичная. С момента записи предыдущего альбома «Гроза в деревне» прошло 14 лет, но за это время, по сути, так ничего и не изменилось. Те же медитативные рифы, сомнамбулический саунд, горестные интонации напополам с негромкими причитаниями, импрессионистичные мазки необязательных коротких строчек и гложущее ощущение вселенского одиночества. Только вместо псеводосоветской эстетики проявился едва уловимый средиземноморский колорит, за который надо поблагодарить постоянного нестеровского соавтора Александра Бараша – поэта из Израиля. Благодаря ему Олег Нестеров теперь поет не о гибели Белки и Стрелки, а о покаянии Марии Египетской.

Правда, история великой христианской святой получилась чрезмерно приземленной. Бараш охотно романтизирует подробности падения Марии Египетской, но оставляет практически без внимания ее 40-летнюю аскезу в пустыне (в православных житиях все с точностью до наоборот). Альбому вообще недостает метафизического измерения – и даже песне «Ангел» присущ легкий ироничный налёт какого-то бюрократизма. Такие песни, как «Одиночка», «Раны на стекле», «Один одна» и «Тихий гимн», изрядно напоминают беспросветные произведения советских писателей-семидесятников, не умевших конструктивно абстрагироваться от реалий эпохи застоя. В этом смысле показательно практически полное совпадение названия песни «Один, одна» с заглавием романа представителя этой плеяды Владимира Маканина «Один и одна».

Альбом «Супертанго» зиждется на очевидном парадоксе: участникам «настоящего московского ансамбля» «Мегаполис» с некоторых пор стало не интересно петь о Москве. Вместо винтажных снимков столицы 60-70-х здесь можно найти серф на стихи англо-израильского поэта Дениса Силка, готический «Dark Waltz» и универсальное похмельное откровение «Наступает январь». В этом когнитивном диссонансе и кроется притягательность диска. Пока «Мегаполис» пребывал в замороженном состоянии, казалось, так тому и быть. Но как только слышишь новые творения, что-то внутри переключается, и чувствуешь, что без этих «тихих гимнов» уже будто чего-то и не хватает…

KM.Ru, Денис СТУПНИКОВ


Поделитесь новостью с друзьями:




Rambler's Top100 Rambler's Top100