StarsNews




Гомеопат во владимире источник.
12:37, 2 июля 2009
Пришло время независимых продюсеров

Независимый продюсер – с одной стороны вполне привычное определение, с другой – часто выясняется, как выглядит этот таинственный зверь в наших лесах, каждый представляет по-своему. Оно и понятно – тут бы до конца разобраться, что есть вообще такое продюсер? Некий наивный (или алчный – можно выбрать вариант по настроению) кошелек, оплачивающий безудержные фантазии начинающих «гениев» разной степени свежести, на поверку оказывающихся женой, детьми, любовником (любовницей)? Шустрый малый, вхожий во все клубы Москвы и Питера, способный договориться о выступлении на самых невероятных условиях? Ворчливый бородач с огромными ушами и саркастической ухмылкой, сидящий в студии, точно понимающий, что стоит делать сейчас исполнителю, а что смерти подобно?

Большая сцена (телевизионно-корпоративная эстрада) может похвастаться Константином Меладзе, Максом Фадеевым и даже Яной Рудковской… Что в ответ может предъявить андеграунд или независимая сцена? Как многим кажется, все серьезные достижения – дело рук самих музыкантов, по сути самопродюсирования. Начиная от Егора Летова, заканчивая новыми надеждами типа «Наркотиков». Не оспаривая очевидный талант влюбленных в свое дело мастеров уровня Андрея Самсонова или Леонида Бурлакова, многие считают, что все их высшие точки неразрывно связаны с пониманием самого артиста того, чего он от себя хочет. И как только эти же люди начинают работать с талантливыми, но не обладающими инстинктом самовоспроизведения исполнителями, все заканчивается в лучшем случае рядовой шумихой на полгода.

Говоря простым языком, взять что-то неопределенное и сделать из этого вкусную конфетку не так-то легко. А если артист талантлив, то для этого достаточно самого артиста. Но может это и есть главная особенность так называемого «независимого продюсирования» - быть влюбленным в свое дело и не мешать артисту быть самим собой, просто помогая ему в нужный момент? Обычно конфета уже должна ею быть, стоит лишь подобрать красивую упаковку. Западные чарты с регулярной настойчивостью демонстрируют нам мастер-классы по изготовлению искусственных карамелек из подручных материалов – Рианна, Кэти Пэрри, Леди ГаГа… Но надо ли нам учиться этому? Ведь получится (и получается) как всегда, практически по известному афоризму господина Черномырдина. А этим, мне кажется, все уже сыты до тошноты. К тому же история буржуйской музыки полна других примеров, стоит лишь копнуть.

И все же в наше странно вибрирующее время хочется сделать ставку именно на независимых продюсеров. Пришло ваше время, парни. Не стоит вспоминать о том, что не получилось еще год назад. 2008 год и 2009 год – в музыкальном бизнесе считай разные эпохи. Настоящая пропасть разверзлась перед отечественной (и не только) музыкальной индустрией. В общем, и фиг с ней, но настоящей музыке помирать рановато, как бы не пытались утянуть ее за собой на дно агонизирующие «основные игроки рынка».

Несколько дней назад я рылся в старых отечественных пластинках и вдруг удивительное волнение ощутил в пальцах, ощупывающих корешки потрепанных конвертов. А ведь это уже было! Кто-то там сказал, что история развивается по спирали и был чертовски прав. И, несмотря на известное выражение Уэйви Грейви, я помню Питер 90-х, и я действительно там был. Провалов в памяти в следствие всем известных причин тоже хватает, но цельная картинка, наполненная душещипательными подробностями до сих пор перед глазами. Это, конечно, повод для отдельного разговора, но вспоминается одна история, этакий лоскуток большого и разношерстного одеяла под названием «наш рок-н-ролл».

Алексей Аляев, один из тех, кому сегодня современная независимая сцена во многом обязана своим существованием, узнав, что у меня есть виниловые пластинки, выпущенные на питерском лейбле «ОсоАвиАхим», пришел в неподдельное волнение. Первый сольный альбом Чижа, еще до рождения группы «Чиж и Co», Colney Hatch, Олег Гончаров. Для него это настоящий клад – а он знает в таком деле толк. Я рассказывал ему об этом странном лейбле, и самой собой всплыло имя Игоря Березовца, собственно который и был этим самым лейблом. И вполне себе типичным, пусть и неоднозначным представителем первой волны российских независимых продюсеров. Конечно, из того времени и места у многих на слуху (и вполне заслуженно) Андрей Тропило или Сева Гаккель, но ведь не все так однозначно?

Игорь Березовец – уроженец Ленинграда, впервые появился в поле зрения музыкальной тусовки Питера как хваткий молодой человек, который вместе с друзьями из популярной тогда группы «Кофе» организовал коммерческий бар в Доме народного творчества, по адресу ул. Рубинштейна 13. Понятное дело, основными завсегдатаями бара были члены «Ленинградского рок-клуба». Часто прямо в баре устраивали концерты. Играли «Выход», «Дурное влияние», «Народное ополчение»… да мало ли кто еще. В то время и родилась идея заняться промоушеном группы «Кошкин дом», тем более, что сами ребята были только за. Из состава этой группы появились вполне узнаваемые сегодня персоны: Макс Ланде (долгое время устроитель знаменитых одесских фестивалей памяти Игоря Ганькевича, а сейчас директор «Аквариума»), Силя-младший, Костя Шумайлов (ДДТ), Сергей Наветный (экс-«Сплин» и еще много чего). Так же занимался проектом Сергея Наветного «Стиль и Стюарты Копленды».

В 1992 году познакомился с Чижом, в тот момент нащупывающего пути для реализации себя как соло исполнителя и для этого часто приезжающего в Питер. Андрей Бурлака затянул Сергей Чигракова на студию «Мелодия», где и был записан первый сольный альбом. Но с изданием пластинки что-то там не заладилось, и в 1993 году Игорь Березовец нашел возможности и средства издать пластинку, заодно основав собственный лейбл «ОсоАвиАхим». Вторым номером лейбла стала украинская группа Colney Hatch — этакая гремучая смесь ранних «перцев» и модного тогда гранджа. Пластинка «Little Girls Don’t Explode» вышла в том же году. Чуть позже вышел сольный альбом Олега Гончарова. Colney Hatch при помощи Игоря Березовца много выступали по клубам Питера и Москвы, но, к сожалению, из-за внутренних разногласий так и остались «локальным актом», как пишут зарубежные авторы. Хотя те, кто посещал их концерты, не дадут соврать — было весело.

В то же время в Питере в разных местах, как фантом возникал его клуб под уже знакомым названием «ОсоАвиАхим», устраивались безумные рок-н-рольные угары на теплоходе по Неве на всю ночь (помню дикий совершенно трип, под музыку Colney Hatch и активно набирающих обороты Tequilajazzz), организовывались поездки сборной Ленинграда на всяческие рок-фестивали бывшего СССР («Стиль», «Дурное влияние», «Улицы», «Петля Нестерова»…)

Совсем иначе сложилось сотрудничество Игоря с Сергеем Чиграковым. После выхода альбома, получившего от многих восторженные отзывы, Чиж перестал быть членом «Разных людей». Была собрана группа, получившая название «Чиж и Co». Но это известная история, которая десять лет во многом зависела от активной деятельности все того же Березовца, как бы кто сейчас это не пересказывал. Десять лет – серьезный срок, даже для рок-н-ролла и идеальных отношений не бывает. Что-то там разладилось между Игорем и Чижом, и в марте 2002 года их пути разошлись.

Потом Березовец пытался работать с вокалистом локально известной питерской группы «Колыбель (для Кошки)» Никитой Алексеевым, но не сложилось. Новая значимая работа началась с 2005 года - Игорь стал продюсером «Хоронько Оркестр». В 2006 году он записал, а потом и выпустил на фирме «Мелодия» второй альбом группы «Мне хорошо», при этом обеспечивая для коллектива достаточно живой концертный график, пусть и не сопоставимый с гастрольным расписанием Чижа.

В марте 2008 года Березовец расстался с Дмитрием Хоронько, и когда я видел его в последний раз он много рассказывал о своем новом проекте под названием «Апрель». Тут, в свойственной Игорю манере недосказанности, пока еще много тайн («мадридского двора», как часто бывает) и обещаний, мол, скоро узнаешь. Пока лишь понятно, что это его старый приятель, вполне заслуженный в прошлом исполнитель, автор хитов, известных всей стране в девичьем исполнении, в свое время выпавший из мира музыки, но самой музыкой продолжающий заниматься. Готовится к выходу альбом – этакий неожиданный микс интеллигентного шансона и Леонарда Коэна, в записи которого поучаствовали Гленн Хьюз, Константин «Коха» Шустарев (Pushking) и даже Людмила Сенчина. Сам Игорь называет это «независимой поп-музыкой» и верит, что сейчас самое время идти именно в этом направлении.

Что из этого получится, сказать сложно. Но понятно одно – возможно именно благодаря активности таких персонажей как Игорь Березовец (тут можно, кстати, список продолжить, но не в этом суть байки – многих можно объединить под кодовым названием Джон Доу – винтики большой и непослушной машины) мы получаем новые имена, которые действительно чего-то стоят, пусть и не всем приходятся ко двору. И чем больше таких историй будет, тем нам же и лучше, разве не так? Чем больше красивых лоскутков, тем теплее одеяло? А то и останется лишь, что смотреть в чужие хит-парады и сокрушенно щелкать языком, как огня избегая телевизионного ящика. Не все живо одним интернетом, далеко не все. Слишком многое зависит и от человеческого фактора. Наша действительность научила артистов делать самих себя, но право же, как обойтись без наглого энтузиазма независимых продюсеров, пусть и местного пошива? В конечно счете, все мы тут живем. Не стоит саркастически смотреть в сторону бурлаковых-тропилло-самсоновых-тонких-лисичкиных-нестеровых-березовцов - они еще скажут свое слово.

StarsNews.Ru, Иван ИОССАРИАН


Поделитесь новостью с друзьями:




Rambler's Top100 Rambler's Top100