StarsNews




05:19, 16 декабря 2009
Анатолий Розанов: «От хорошей песни я могу расплакаться»

Анатолий Розанов известен как бессменный продюсер группы «Фристайл», композитор, автор почти всего репертуара своей группы, включая такие хиты, как «Ах, какая женщина» и «Больно мне, больно». Недавно нам удалось пообщаться с этим музыкантом.

- Анатолий Владимирович, не так давно вы отметили свое 55-летие,в связи с этим примите мои поздравления! Но все же скажите, не тяготит ли вас, продюсера популярной группы и известного композитора, столь солидный возраст?
- Нет. Я все равно продолжаю ощущать себя молодым. Мне кажется, что я и в семьдесят лет буду оставаться таким же. Во мне же резко ничего не перестроилось. Хотя с другой стороны, конечно, мудрости с каждым годом прибавляется. Я уже не такой горячий, как раньше, не так быстро принимаю решения. Меньше разговариваю, больше думаю. А раньше я болтал гораздо больше.

- Вы ведете по отношению к шоу-бизнесу довольно странный отшельнический образ жизни. Я ни разу не читал ваших интервью, ни разу не видел вас «в телевизоре». Тусовки вы тоже не посещаете. И это при большой популярности вашей группы и ваших песен. Почему?
- Я абсолютно не тусовочный человек. Хотя в своем кругу друзей я люблю пообщаться, поговорить.

- То есть вы просто не любите наш шоу-бизнес?
- Не могу так сказать. Скажу честно: я очень комплексую перед телекамерой, у меня происходит какой-то зажим. И на радио перед микрофоном я тоже неловко себя чувствую, хоть и в меньшей степени. Что касается посещения тусовок, - мне и раньше это было не особенно интересно. А сейчас и подавно. Потом, я же не в Москве живу, а в Полтаве, а там возможности посещения ваших тусовок, у меня, как вы сами понимаете, сильно ограничены.

- Согласитесь, развивать ваш «Фристайл» было бы гораздо легче, если бы вы жили в Москве. Почему вы до сих пор не переехали?
- По этому поводу я всегда говорю так: если дело заслуживает того, его можно делать хоть в Нью-Йорке. А работать можно приезжать и в Москву. На Западе, например, вообще нет такого разграничения по городам.

- Ну, это на Западе, а то у нас.
- Да какая разница? Мы же тоже все равно к этому идем.

- Я слышал, что вы сами – москвич. А как вы оказались в Полтаве?
- Не совсем так. Я родился в Майкопе, это Адыгея. Затем мы переехали в Пятигорск. А уже только потом в Москву, в которой я жил до семи лет. В Москве у меня много родственников. В Полтаву же мы переехали, потому что мой дедушка там похоронен. Он в свое время был командиром местного партизанского отряда, и его семье дали в Полтаве квартиру.

- Правильно ли я понимаю, что группа «Фристайл», бессменной солисткой которой является ваша супруга Нина Кирсо, - это ваш семейный бизнес?
- Действительно, кое-кто нам с Ниной ставит это в укор. И все же я бы семейным бизнесом «Фристайл» не назвал. Тот, кто внимательно следит за нашим творчеством, знает, что на ранних альбомах я продвигал не Нину Кирсо.

- Я имею в виду следующую схему: вы в «Фристайле» заминаетесь одними делами, ваша жена – другими, а то, что зарабатываете, идет в общий семейный кошелек.
- Такое, конечно, есть. Но далеко не все идет только в нашу семью. «Фристайл» - это гораздо шире, это не только я и Нина Кирсо. «Фристайл» - это группа, в которой работают Сергей Кузнецов, Сергей Ганжа, другие люди. И мы относимся друг к другу нормально.

- Каково сегодня у вас с Ниной разграничение по работе в группе?
- Раньше в «Фристайле» всё тянул я. Но потом мне это настолько надоело, и основной фронт работ я с удовольствием переложил на хрупкие плечи Нины. Это произошло в начале 2000-х годов. И сейчас я занимаюсь только творчеством. А Нина ведет все переговоры по концертам. Она – концертный администратор «Фристайла».

- Да, но кроме Нины еще есть люди, которые занимаются концертами «Фристайла», они указаны на вашем официальном сайте.
- Когда концертами занимался я, то всегда говорил Нине: «Не лезь в это дело, потому что этим должен заниматься один человек. Чтобы не было противоречий друг с другом». Так что я тоже считаю, что концертами должен заниматься один человек.

- А в семье у вас кто главный: вы или Нина?
- У нас такого нет, Боже упаси! В любом случае я никогда не был под кем-то, такой у меня характер. Но скажу, что в делах Нина более гибкая, более дипломатичная, чем я.

- В конце 80-х, начале 90-х на обложках альбомов «Фристайла» в составе группы были изображены и вы тоже. А на более поздних альбомах на фото вас почему-то уже не стало. И на сцене вас тоже нет.
- Я никогда не играл в составе «Фристайла». До этого мне приходилось работать в разных группах в качестве бас-гитариста, но в составе «Фристайла» я на сцену не выходил никогда. Я был звукорежиссером, всегда сидел за пультом.

- А музыку вы сочиняете, наигрывая себе на бас-гитаре?
- Нет. На фортепиано. Я же музыкальное училище окончил. Хотя считаю, что училище мне как музыканту не дало ровным счетом ничего. Я всему научился сам, потому что было большое желание.

- Кроме того, что вы продюсер «Фристайла», вас знают также и как популярного композитора. И, прежде всего, по хитам «Ах, какая женщина» и «Больно мне, больно». Ваши песни кроме «Фристайла» также есть в репертуаре других исполнителей.
- Верно. Например, мои «Тельняшку» и «Лавочку» поет Светлана Лазарева. Но, честно говоря, я никогда не любил писать песни на сторону. Мне это было как-то не интересно.

- А как вы поступите, если сегодня к вам придет кто-нибудь за песней и предложит щедрое вознаграждение? И какова будет при этом ваша цена?
- Я никогда об этом не задумывался… Скажу так: смотря кто попросит песню. Да и вообще, как можно оценить песню «Ах, какая женщина»?

- Однако же у всех наших популярных композиторов есть своя цена.
- Но они же целенаправленно продают свои песни артистам. А мне этим заниматься не хочется.

- А если вам предложат такую цену, от которой вы не сможете отказаться?
- Ну, если предложат, то… Кстати, «Тельняшку» Лазаревой я вообще подарил, мы дружили со Светкой.

- Те ваши песни, которые только что перечислили, - «Ах, какая женщина», «Больно мне, больно», «Тельняшка», «Лавочка» - это всё из 90-х годов. И я не раз слышал мнение, что в 2000-х вы сбавили вашу производительность по части написания песен.
- Я и сейчас продолжаю сочинять песни. Но возникает вопрос: а что потом с ними делать? У «Фристайла» сегодня есть порядка полутора десятка песен, которые группа просто не может не исполнять на концертах. Потому что многие старые песни люди от нас ждут.

- А вы не допускаете, что ваша какая-нибудь новая песня может затмить «Ах, какую женщину»?
- Мы буквально в ближайшем будущем выпустим новый альбом. И еще у меня в запасе есть десятка три нереализованных вещей. Из них есть очень даже крепкие песни…

- Группа «Фристайл» - уже состоявшийся коллектив. А нет ли желания создать еще какой-нибудь ансамбль и начать его тоже продюсировать? Раз уж с материалом у вас трудностей нет.
- Есть желание. Я об этом часто задумываюсь, и думаю, что рано или поздно это произойдет. Но, к сожалению, наш музыкальный рынок еще недостаточно защищен. Я боюсь кидалова. Сам я не так часто обжигался, но я то и дело вижу, как других продюсеров артисты то и дело кидают. Надо же учиться не только на своих ошибках, но и на чужих тоже.

- Состав «Фристайла» не раз менялся. Скажите, в каких отношениях вы сегодня с теми, кто вашу группу покинул?
- Почти со всеми в замечательных. И с бывшим барабанщиком Медведевым. И с бывшим клавишником Анатолием Столбовым, с которым мы написали «Метелицу». И с Анатолием Киреевым тоже. Мы с ними часто созваниваемся, подолгу говорим по телефону. Я не общаюсь только с Вадимом Казаченко.

- А по какой причине музыканты от вас уходили?
- Медведев – потому что захотел уехать за границу. Анатолий Столбов тоже уехал в Израиль. Правда, недавно он снова вернулся в Киев. А Анатолий Киреев – потому что эмигрировал в Нью-Йорк. Все трое ушли из «Фристайла» абсолютно без скандалов.

- Песни «Фристайла» объединяет общий стиль. Мое мнение: это все-таки музыка, рассчитанная на не очень взыскательного слушателя. Наверняка вам не раз об этом говорили.
- Говорили. Я объясняю людям это примерно так. Помните, наш первый альбом назывался «Получите!»? До этого я очень долго интересовался и занимался совсем другой музыкой - джаз-роком. Мне очень нравились Steely Dan, Джино Ванелли и т. д. Но сколько мы ни пытались играть такую музыку на концертах, аплодисментов всегда было по два-три хлопка. Поначалу я думал, что у людей надо воспитывать вкус. Но потом понял, что это маразм, потому что у нашего зрителя совсем другая ментальность. Помню, в городе Гурьев – мы тогда еще аккомпанировали Михаилу Муромову – я сильно удивлялся: почему ему люди устраивают овации, почему его так хорошо принимают? Песни-то примитивные. И когда я в очередной раз обсуждал это с Мишей, он мне сказал: «Надо делать такую музыку, чтобы люди могли ее слушать в туалете». И я ему ответил: «Миша, таких песен, какие пишешь ты, я могу сочинять хоть по десять штук в день, при этом особо не утруждаясь». После чего и появился альбом «Получите!» И после этого я стал мыслить иначе. Мне даже стыдно за то, что раньше я думал по-другому. То, что исполняет «Фристайл» - это музыка, которую слушают люди, с которыми мы живем. Это люди, которые впитали такую музыку с молоком матери, они живут с ней. И переубеждать их в чем-то бесполезно. Вот скажите, гопак или полька – это хорошие произведения или плохие?

- А песня «Мурка» - это хорошее произведение?
- Наверное, да. Потому что люди живут этим.

- Но в таком случае вы начинаете идти на поводу у публики.
- Видите ли? Есть элитарная музыка, которую готовы слушать лишь подготовленные люди.

- А нечто среднего между элитарной музыкой и «Муркой» разве не существует?
- Существует. Именно поэтому «Фристайл» уже давно ушел от той примитивной музыки, которую мы исполняли в начале 90-х. Я бы не сравнил песню «Ах, какая женщина» с «Прощай навеки».

- А я бы не сравнил всё это со Steely Dan.
- Согласен.

- Недавно «Фристайл» перепел старую песню «Желтые розы». И получилось очень интеллигентно, я бы даже сказал, респектабельно. Почему вы не хотите выпустить целый альбом с таким материалом?
- Если народ это будет «хавать», сделаем обязательно. Но лично я не уверен, что люди к этому готовы. Когда я был в Нью-Йорке, я видел, как Рэй Чарльз выступал в ресторане, где билеты стоили всего по пятнадцать долларов и где вмещалось примерно человек двести. Я представил, сколько же он за это выступление заработал? И понял, что такая музыка и там тоже особо никому не нужна. И Джордж Бэнсон тоже выступал в этом ресторане. В Америке способных людей очень много. На одной из улиц Манхеттена я видел, как черный музыкант пел, аккомпанировал себе на клавишных, а в проигрышах еще играл на трубе. И все это он делал замечательно! Способных людей в Америке очень много.

- А в нашей стране?
- И в нашей стране тоже много. Все дело в том, что таким людям надо оказаться в нужное время в нужном месте.

- Кстати, сегодня у вас какие отношения с Михаилом Муромовым, с которым вы раньше сотрудничали?
- Честно говоря, никаких. Хотя при встрече здороваемся.

- Вашему сыну Максиму одиннадцать лет. Вы и ваша жена Нина – оба в шоу-бизнесе. Желаете ли вы своему сыну судьбы артиста?
- Только если он будет всё делать на высоком уровне. Если на низком – то нет.

- Вашим любимым увлечением является рыбалка. Каковы наибольшие достижения в этом хобби?
- Суперрекордов у меня не было. Щука – семь килограммов, судак – четыре с половиной, сом – семь кило.

- Что больше доставляет удовольствие: рыбу ловить или музыку сочинять?
- Это совершенно разные вещи. Бывает, напишешь песню, и даже прослезишься потом. А щука – это, наоборот, столько адреналина, что аж трясет всего! Это более мужской кайф, он сродни гонкам. Но музыка может прошибить меня до слез. От хорошей песни я могу расплакаться.

- От своей?
- Нет, больше от чужих. Но и от своих песен иногда тоже.

- В заключение хочется узнать, когда, наконец, у «Фристайла» выйдет альбом с новыми песнями?
- Все песни уже готовы. Я думал, что он выйдет уже в конце этого года. Не получается. Но в 2010-м выйдет обязательно!

StarsNews.Ru, Николай ФАНДЕЕВ (фото автора)




Поделитесь новостью с друзьями:




Rambler's Top100 Rambler's Top100