StarsNews




15:31, 22 июля 2009
Владимир Матецкий: «Ностальгические настроения в нашей стране очень сильны»

Когда в прошлом году Владимир Матецкий начал работать на «Серебряном дожде» радиоведущим, многие были немало удивлены. Популярный композитор-хитмейкер, продюсер – и вдруг подался в радиоведущие! Однако прошло уже больше года, а он все продолжает вести по субботам свои передачи «Слова и музыка Владимира Матецкого», в которых рассказывает об интересных отечественных и зарубежных музыкантах, знакомит с их творчеством радиослушателей, и его программы вызывают у людей сильный интерес. По крайней мере, обилие звонков и «эсэмэсок», поступающих в передачу Владимира, являются тому подтверждением.

- Владимир, почему вы, популярный композитор и продюсер, вдруг стали радиоведущим?
- Я по-прежнему продолжаю сочинять песни, продюсировать исполнителей, записывать им альбомы. Вот сейчас пишу музыку к многосерийному фильму. А радиоведущий я – в свободное от своей основной работы время.

- Но при этом вы каждую субботу привязаны к прямому эфиру.
- Да, я действительно, по субботам привязан к эфирам «Серебряного дождя». Но все остальные дни недели я продолжаю заниматься тем, чем занимался и раньше. А на «Серебряном дожде» я появился так. Когда я работал в качестве продюсера над пластинкой «Машины времени», которая записывалась в Лондоне, а это было в 2007 году, ведущий «Серебряного дождя» Владимир Соловьев приглашал меня и музыкантов группы в свою передачу, чтобы мы рассказывали о нашей работе в студии Abbey Road. Мы ходили на эфиры к Соловьеву по отдельности: сначала был Андрей Макаревич, потом Александр Кутиков, затем я. И после моего эфира Володя предложил мне в рамках его программы «Соловьиные трели» делать музыкальный час раз в неделю. При этом чтобы мы вместе обсуждали музыку и общались в прямом эфире со слушателями. Чтобы музыка у нас звучала необычная, но в то же время была удобной для обсуждения. Началась эта программа, как мне кажется, достаточно успешно. Был хороший рейтинг, радиослушателей много звонило. И тогда руководство радиостанции в лице Дмитрия Савицкого предложило мне делать большую программу еще и по субботам. Не скрою, для меня это было серьезным испытанием. Ведь одно дело прийти к Соловьеву, и, предварительно подготовив 7 – 8 треков, час говорить с ним о музыке. И совсем другое – в одиночку делать большую шестичасовую программу о музыке со звонками в прямой эфир, разговорами, комментариями. Мне это показалось очень серьезным делом, и самые первые эфиры мне давались достаточно трудно. Сначала я работал и по средам – час с Соловьевым, и по субботам – один по шесть часов. Потом получилось так, что наши с Соловьевым совместные программы, как бы это правильней сказать, зашли в тупик. Володю я знаю хорошо, он человек очень талантливый, но и очень эгоцентричный. И то, что произошло, было результатом накопившихся к тому времени наших с ним напряжений. Хочу подчеркнуть, что, несмотря на то, что наша программа по средам прекратила свое существование, мы остались с ним друзьями и продолжаем общаться…. Итак я всецело сосредоточился на субботних эфирах. Постепенно выработалась почасовая форма, в один из часов я начал ставить музыку целиком альбомами. Появилась идея угадаек – это, когда я прямо в эфире наигрывал на гитаре кусочки мелодий, а слушатели должны были их распознать. Также к нам на эфир приходят гости. Это люди, которые интересны и мне, и слушателям, которые могут подготовить какую-то тему, а если потребуется, то и выйти за рамки музыкальной темы.

- Гостей ваших эфиров выбираете лично вы?
- Иногда я, иногда начальство радиостанции.

- В ближайшее время чем-нибудь новеньким нас порадуете?
- Да. Например, сейчас появилась идея, чтобы я прямо в эфире что-нибудь пел. Ведь иногда заказывают какую-нибудь песню, которой не оказывается под рукой. И я бы отвечал на такие заявки «кавером» в собственном исполнении. Еще готовится ряд интересных идей, которые пока в процессе разработки.

- Вы являетесь штатным сотрудником «Серебряного дождя»?
- Нет, я просто приглашенный ведущий.

- Другими словами владелец «Серебряного дождя» Дмитрий Савицкий сделал вам предложение, от которого вы не смогли отказаться. Так?
- Да. Можно сказать так.

- В смысле это предложение финансовое?
- Нет, дело здесь не в финансах. Так бывает, что какая-то грань того или иного человека не высвечивается. Та грань, которая является большой частью моей жизни, не была высвечена в моей деятельности как композитора и продюсера. Я же в основном занимаюсь поп-музыкой, поп-проектами, киномузыкой. Но все, что касается моей любви к рок-музыке, авангарду, альтернативной музыке, моего опыта общения с большим количеством отечественных и зарубежных звезд, - все это было людям не очень известно. А в рамках радиопрограммы оказалось, что это может быть интересно слушателям. И ещё – я весёлый человек, так что у меня появилась возможность шутить, общаться с гостями. Говорят, что получается интересно.

- Вы являетесь большим знатоком зарубежной поп- и рок музыки. Как классики, так и новинок. Всё это звучит в ваших передачах. Скажите, а от слушателей заявок поступает больше всего на какую музыку? И устраивают ли вас их вкусы?
- Комментировать вкусы слушателей – это дело неблагодарное. Вообще же ситуация такова, что в целом в нашей стране преобладают вкусы ностальгические. И среди слушателей «Серебряного дождя» ностальгия, безусловно, является заметной частью всех просьб, сообщений и звонков, которые приходят ко мне в программу. Это говорит о том, что классика рока по-прежнему жива в сердцах наших людей. Такие коллективы, как Led Zeppelin, Deep Purple, Nazareth, Uriah Heep, Slade, T. Rex, ну и, конечно же, The Beatles и The Rolling Stones в заявках встречаются наиболее часто.

- Вас это радует или огорчает?
- Я воспринимаю это двояко. Дело в том, что я понимаю, почему это происходит. Потому что общие ностальгические настроения в нашей стране очень сильны. Но мне бы хотелось, чтобы у людей было больше интереса к современной музыке. Я ставлю много новинок, их процент в моей программе достаточно велик. И я вижу, что за год моей работы число заявок на современную музыку увеличивается. Не так сильно, как мне бы хотелось, но увеличивается.

- И все же основное количество заявок у вас – ностальгические. Но, согласитесь, ностальгия у людей разных возрастов своя. Для кого-то ностальгия – это Элвис Пресли, а для кого-то – Secret Service.
- Конечно, здесь все связано с возрастом радиослушателей. Хотя поступает большое количество звонков и от молодых людей. Они в основном заказывают свою ностальгию, то бишь, музыку 80-х. Интересно отметить, что звонит много слушателей, возраст которых около двадцати лет, но и они заказывают музыку 60-х годов.

- Наверное, потому, что эту музыку слушают их родители?
- Да, во-первых, поэтому. И, во-вторых, потому что трендовое колесо прокручивается. Как когда-то всплывала музыка 30-40-х, так сейчас пришло время всплытия и музыки 60-70-х. И люди воспринимают ее не как песни, которые они когда-то слушали в молодости, а как нечто вообще для себя новое. Так недавно я получил от совсем молодых ребят очень трогательное сообщение о T. Rex. Когда я поставил в эфир один из треков этой группы, это вызвало большую волну СМС-сообщений от слушателей возраста 19-24. Общим смыслом которых было: «Боже мой! А мы и не знали, что был T. Rex. Расскажите, пожалуйста, об этой группе, кто в ней играл, кто такой Марк Болан». Это было для меня с одной стороны удивительно, с другой – безусловно, приятно.

- А может музыка T. Rex со временем не так сильно устарела, как музыка других мировых рок-групп 70-х?
- Это хороший вопрос. Время действительно высвечивает некие вещи, и высвечивает их по-разному. Есть коллективы, которые в свое время были невероятно популярными, но испытание временем не выдержали. Я в своих передачах стараюсь ставить не только коллективы первой величины. Конечно, я не могу не ставить в эфир такие группы, как Deep Purple, так как заявок на них очень много. Но также стараюсь ставить и те группы, которые в свое время не были очень популярными, особенно в России. То есть, коллективы, которые в силу тех или иных обстоятельств не стали мировыми звездами, хотя лепту в историю рок-музыки внесли большую. И такой музыке я пытаюсь уделять как можно больше времени. Мне кажется, что и слушателям это тоже интересно. Например, существует большое количество английских и американских психоделических команд 60-х годов. Еще мне интересно движение рок-музыки в «третьих» странах, таких как Германия, Голландия, и т. д. Также интересна и музыка Восточной Европы. Например, венгерский рок. Я не знаю венгерского языка, тем не менее, мне как музыканту было интересно, каким образом люди, исполняя свои песни на столь сложном для пения языке, смогли создать свою полноценную рок-культуру. Ведь согласитесь, венгерский рок достаточно самобытен. И мне потребовалось немало лет, чтобы это понять. Также мне интересен рок польский, в котором очень любопытно преломилась языковая специфика, а она интересовала меня как музыканта всегда. Ведь если петь русскому артисту по-английски – значит быть очень похожим на то, что на Западе уже есть, а, значит, перспектив это не имеет. Тогда надо петь по-русски. Но пение по-русски заводит произведение на совсем другие дороги. Я всегда шутил, что есть песня «Yellow River», а есть «Толстый Карлсон», и это две абсолютно разные вещи. Поэтому попытка найти свой язык в плане фактуры – как словесной, так и музыкальной – это та проблема, которую пытаются решать наши музыканты…

- Возвращаясь к теме вашей работы на «Серебряном дожде». Скажите, участвуете ли вы в самом нашумевшем проекте этой радиостанции – «Серебряная калоша»?
- Мне приходилось комментировать прошлую «Серебряную калошу» в радиоэфире. Но на сцене меня не было.

- Будучи большим знатоком отечественной и зарубежной музыки, вы наверняка слышите, когда имеет место плагиат. Признайтесь, принимаете ли вы участие в подборе песен для «Серебряной калоши» в номинации «плагиат»?
- Нет, я к этому не имею никакого отношения.

StarsNews.Ru, Николай ФАНДЕЕВ


Поделитесь новостью с друзьями:




Rambler's Top100 Rambler's Top100