StarsNews




05:19, 19 июня 2009
Елена Перова: «Сейчас я не чувствую необходимости в занятии музыкой»

Иногда кажется, что Лена гораздо взрослее своих лет. Уж очень уверенно она отвечает на вопросы любой сложности. И в каждом ответе — ее собственный взгляд на жизнь и на проблемы, которые нужно решать каждый день. А проблемы Елена решает быстро и даже с какой-то завидной легкостью. Прошел не один год с тех пор, как она ушла из группы «Лицей», потом покинула коллектив «А-Мега» и, наконец, распустила свою рок-группу. Сегодня Елена Перова — успешная телеведущая программы «Жизнь прекрасна», актриса и приятная собеседница.

— Четыре года назад вас спросили, кем вы себя больше ощущаете — телеведущей, актрисой или музыкантом, и вы ответили, что музыкантом. Сегодня приоритеты изменились?
— Сегодня на тот же вопрос я бы ответила иначе. Нельзя отрицать, что сущность музыканта жива во мне и по сей день, и мое ведение программы «Жизнь прекрасна» обусловлено отчасти и тем, что я музыкант. Но наступил момент, когда пришло время сменить род деятельности. Я не исключаю, что вернусь обратно в музыку, но люди должны учиться чему-то новому, постигать какие-то новые профессии, иначе жизнь станет излишне короткой из-за своего однообразия. Именно поэтому сейчас я больше телевизионный человек, а музыку я поставила пока на паузу.

— А песни у вас продолжают писаться?
— Песни нужно писать, если ты собираешься издавать какой-то альбом. Решив углубиться в телевидение, я поняла для себя, что песни мне пока не нужно писать. Знаю, что придет время, когда я смогу снова заняться музыкой, но пока я не чувствую в этом необходимости. А раз так, то не нужно ничего из себя выдавливать.

— Кроме того, вы сейчас снимаетесь в сериале. Что это за работа?
— Недавно мне предложили познакомиться с режиссером, который хочет пригласить меня в некий сериал. Я пришла на собеседование, режиссер мне очень понравился — он замечательно рассказывал о том, что собирается снимать. В его пересказе получалась довольно анекдотичная история. Оказалось, что это аргентинский формат. Я прочитала три серии русского варианта сценария, и мне показалось, что это все достаточно забавно. На Украине этот сериал уже пошел, и там творится что-то невероятное.

— Ваше детство прошло за кулисами Театра сатиры, где работали ваши родители, но при этом у вас почему-то не возникло желания в свое время получить актерское образование. Вы имеете два высших образования, но к искусству они не имеют никакого отношения.
— Я имела возможность пойти в актерский вуз, но меня почему-то туда не тянуло. Во-первых, пугало количество того, что нужно было выучить наизусть. А во-вторых, я росла достаточно стеснительным ребенком и во мне не было такой пробивной способности, которая требуется для поступления в актерский вуз. Ведь ты должен ворваться в эту дверь и так себя показать, так стукнуть себя кулаком в грудь, чтобы было сразу понятно: «Я самый лучший, меня возьмите!» А я совершенно другой человек. Никогда не буду специально нахваливать или навязывать себя.

— Ваши родители не видели вас актрисой?
— Мои родители не желали мне актерской судьбы. Мне кажется, в их понимании я была больше музыкантом. Они с радостью отдали меня в детский музыкальный театр, я пела в группе и чувствовала себя там на своем месте. Вообще, насчет выбора будущей профессии существуют целые исследования. Конечно, родители как-то формируют желания детей, но в конечном итоге их выбор может совершенно не совпадать с той средой, в которой они воспитывались. Скажем, мой папа рос во дворе, полном «хулиганских элементов». Это были послевоенные годы, кругом бандитизм, со сверстниками они даже крали капусту из магазина. Но услышав однажды из радиоточки какое-то классическое произведение, он решил стать музыкантом. Причем ему очень запомнился инструмент, который играл в этом произведении соло. Этим инструментом оказался кларнет. И он пошел в Дом пионеров, нашел музыкальный кружок и стал заниматься. Днем шел туда, несмотря на непонимание своих товарищей, а вечером возвращался и играл с ними в казаки-разбойники. Так он сделал свой выбор в 8 лет.

— На чем играет ваша мама?
— Мама играет на фортепиано. У нее тоже замечательная история. Она родилась в 1941 году, в мае, накануне войны. Ее отец был настоящим этническим немцем, который приехал в Россию передавать нам опыт в области медицины. И моя бабушка, будучи психиатром, с ним познакомилась. Они родили мою маму, но когда началась война, этого немца расстреляли. В 6 лет, уже после войны, мама пошла в музыкальную школу. Ездила из Абрамцева, в 70 км от Москвы, в Пушкино. Занималась там на рояле и зимой, и осенью в холодном неотапливаемом помещении в перчатках с обрезанными пальцами. Потом так же целеустремленно уехала в Москву поступать в Мерзляковское училище при консерватории. Снимала комнату и ела только булки за 2 копейки с кефиром.

— Что ваши родители как профессионалы говорили всегда о вашей музыкальной карьере?
— Сложный вопрос. Потому что отчасти я все-таки сопротивлялась их желанию пойти в музыкальное училище и стать дирижером-хоровиком. А для карьеры пианиста у меня совсем маленькая рука и недостаточно усидчивости. Но они радовались, что я попала в стезю, в которой я вроде чувствовала себя комфортно, — это был детский музыкальный театр. Потом, с появлением группы «Лицей», они, конечно, были очень недовольны, что я с главных ролей в театре вдруг перескочила на какие-то подпевки в поп-группе. Я и сама это понимала и очень переживала. А для 15-летнего человека это вообще был страшный комплекс. Поэтому, поняв, что все разговоры о моей деятельности ведут к каким-то ссорам и переживаниям, мы просто в момент перестали это обсуждать.

— После вашего ухода из «Лицея» прошло уже много лет. Как-то вы сказали, что тот факт, что вы пели в этой группе, не украшает вашу биографию. Может быть, стоит пересмотреть позиции: все-таки именно она принесла вам известность?
— Конечно, эта группа принесла мне какие-то дивиденды. Несмотря на то что прошло уже 12 лет, с тех пор как я оттуда ушла, и об этом можно было бы и забыть, многие люди помнят, что именно я была там третьей участницей. Хотя я работала там меньше, чем, например, пришедшая на мое место Аня Плетнева. Безусловно, я не могу сказать: «Черт возьми, как жаль, что я попала в эту группу и все в моей жизни пошло наперекосяк!» Во-первых, благодаря уходу из «Лицея» у меня появился и опыт рок-карьеры. Толком ничего, правда, не вышло, но это даже хорошо, может, мне там и не место. Но я поняла для себя, что могу писать песни и у меня это получается не хуже, а местами даже и лучше моих коллег по цеху. Прекрасно, пусть это будет моим хобби. А если мне захочется поиграть и попеть, я поеду в Челябинск, где живут мои музыканты, мы запишем с ними в студии какие-то песни, и все будут рады.

— Во всех ваших интервью нет ни слова о личной жизни. Эта тема не подлежит обсуждению?
— Да, я ее принципиально не затрагиваю. Ведь моя личная жизнь касается не только меня. Поэтому, чтобы не трогать ее как нечто святое, я стараюсь просто не высказываться на эту тему. Это не секрет, не тайна, просто такая позиция. Я могу сняться в эротическом журнале, но про личную жизнь рассказывать ничего не буду.

— Родители наверняка ждут от вас внуков...
— В этом смысле они люди современных взглядов, которые понимают, что если во мне нет безумного желания родить ребенка, то и не нужно на этом настаивать. Тем более что это в принципе необязательно. Конечно, человек думает о продолжении рода, но это не обязанность, написанная у тебя на лбу. Оправдывая свою неготовность к этому счастливому моменту, могу сказать, что мама родила меня в 35 лет. Так что у меня в запасе есть еще года три. Главное, не нужно делать это своим комплексом или какой-то идеей фикс. Может быть, я еще буду матерью-героиней.

— Чем вы занимаетесь в свободные от съемок дни?
— В какой-то момент я вдруг поняла, что мне очень нравится заботиться о своем доме. Я навела порядок, избавилась от ненужных вещей, выбросила все к чертовой матери и теперь собираюсь заняться тем же самым и у родителей. Причем посторонних сил в виде дом-работниц и поваров у меня нет, да мне это и не нужно. А кроме того, я собираюсь начать строительство небольшого зимнего домика для родителей. У них есть участок с летним домом в ста километрах от Москвы, и теперь мне хочется там же построить для них небольшой зимний, чтобы они могли ездить и смотреть на заснеженный лес. Кроме того, я сторонник внезапных путешествий. Могу сделать визу за один день и рвануть куда-нибудь с друзьями.

— А еще я знаю, что вы очень любите угощать своих друзей.
— Да, я вообще люблю, чтобы ко мне кто-нибудь пришел, накупить всяких вкусностей и накормить ближнего своего. Поэтому, если ко мне идут гости, они всегда знают, что я их чем-нибудь порадую.

— И все-таки, поскольку для меня вы остаетесь в первую очередь музыкантом, не могу вас не спросить, что вы будете слушать сейчас, когда поедете после нашего интервью, в машине?
— По радио я слушаю джаз, классику и песни, которые давно знаю. Что касается российской музыки, то из нее я выпала вообще — если мне сейчас включить какое-нибудь наше попсовое радио, наверное, и не пойму, кто там поет. А кроме того, я слушаю свои любимые Muse и Radiohead. Так что музыку я люблю и никуда от нее не денусь.

Московский комсомолец


Поделитесь новостью с друзьями:




Rambler's Top100 Rambler's Top100