StarsNews




04:47, 18 апреля 2009
Александр Панайотов: «Я не хочу быть альфонсом, как многие»

Он уже давно не тот робкий мальчик, что грелся под крылом Ларисы Долиной. Да и вместо “Лунной мелодии” у него звучат уже совсем другие мотивы. Подстегнутый весенней лихорадкой, Александр Панайотов готовится к выходу своего второго альбома.

— Впервые я на сто процентов доволен своим новым альбомом. Он получился именно таким, как я хотел, — сразу откровенно начал Александр.

— Хочешь сказать, что раньше тебя не все устраивало?
— Напротив, мой первый альбом был очень качественным с точки зрения коммерческого продукта. Поэтому он больше был продюсерским, нежели авторским. В первом альбоме важно представить себя, показать вокал, наполнить его хитами. И диск получился очень романтичным, лиричным и многим очень понравился, но лично мне чего-то не хватило.

— А по натуре ты разве не лирик?
— Я очень люблю медленные песни, но я слишком застоялся в этом амплуа. Хочется двигаться дальше, осваивать новые направления в своем творчестве. Теперь в альбом вошло много новых песен, записанных с такими талантливыми авторами, как Тарас Демчук, Рома Кенга. Конечно, там есть и мои песни. А три недели назад появилась песня “Формула любви”, на которую мы делаем большие ставки как на стопроцентный хит. Надеемся, что эта песня максимально войдет в ротацию на радио и мы снимем на нее клип в уже мае этого года.

— Поговаривают, теперь ты будешь двигать дэнс-культуру?
— Скорее в электро-поп. Помог мне с выбором Рома Кенга, тогда еще не очень известный музыкант. За два года мы вместе создали концептуальное направление. Я считаю, что артист должен удивлять. Пугачева не была бы Пугачевой, если бы в один момент она не стала Мадам Брошкиной. Мадонна, например, из каждого альбома делает историю… Мне нравятся эксперименты, когда артист ничего не боится.

— Меняться, вижу, ты начал с внешности: розовые кеды, яркие шарфы, безумные наряды?
— Просто я начал ломать стереотип. Безумно трудно выходить из образа “сладкоголосого соловья”, когда ты уже в новом амплуа, в жилах течет новая кровь, в мозгах — новые идеи, а народ тебя до сих пор воспринимает в старом образе. Сейчас я выражаю это внешне, появляясь на светских вечеринках в чем-то ярко-неожиданном.

— То есть дресс-код — это не про тебя?
— Я сам себе дресс-код, если сам не будешь диктовать стиль, тебя затопчут. Артист всегда должен выглядеть иначе, даже когда идет за хлебом. Даже просто выходя на улицу, я обязательно надену яркий шарф, очки, три браслета и какие-нибудь безумные кеды. Я ужасный шопоголик, могу перевернуть весь город в поисках одной вещи. Одеваться стильно — такая же работа, как и петь на сцене. Либо ты умеешь это делать и обладаешь каким-то вкусом и стилем, либо — до свидания.

— А сама-то Лариса Долина приняла тебя в новом образе?
— Я стараюсь как можно меньше ее тревожить. Многие мои знакомые удивляются: “Почему ты ей никогда не звонишь?” А я не хочу быть альфонсом, как многие. Пусть даже и в музыке. Мы настолько с ней в хороших отношениях, что я боюсь ей лишний раз набрать. Единственное, могу эсэмэску кинуть. И песни новые ей тоже понравятся, потому что они сделаны правильно и правдиво. Там нет лжи, а она чувствует все на раз-два-три.

— Говорят, она очень придирчивая…
— Она не придирчивая, она… Под стать своему образу. Она легенда, звезда. Если человек ей не нравится, то она не будет этого скрывать. Мне она дала понять, что на сцене мы на равных. Хотелось бы записать с ней еще один дуэт.

Московский комсомолец


Поделитесь новостью с друзьями:




Rambler's Top100 Rambler's Top100